Музею упаковки передана в дар редкая коллекция флаконов для парфюмерии

Московский Музей упаковки получил в дар уникальную коллекцию парфюмерных флаконов, которая состоит из боле чем сотни экземпляров. Такой щедрый дар Музею сделала Марина Владимировна Коростелева. Она является жительницей Москвы, занимающей должность заместителя Генерального секретаря Российской ассоциации международного сотрудничества и президентом франко-российского партнерства.

Большинство флаконов были созданы в XX веке. Они являются дублями изделий, заказанных такими знаменитыми парфюмерными компаниями Франции, как Коти, Шанель, Диор, Роша, Нина Ричи, Живанши и другие. Разрабатывались флаконы известными художниками, в число которых выходят Марк Лалик, Гаруст, Бонетти, Жан Герлен, Пабло Пикассо, Сальвадор Дали и др.

Многие из флаконов, которые разрабатывались по заказу французских парфюмерных фирм, становились произведением искусства еще до того, как их покупали.

Переданная в дар Музею коллекция станет эффектным дополнением коллекцию этикеток и упаковок, применяемых для парфюмерии и выпускающихся в России в XIX-XX веках. Экспонатам уже приготовлено почетное место, чтобы они радовали глаз посетителей.

Эти флаконы интересны в первую очередь российским парфюмерам, дизайнерам и специалистам, которые работают в сфере оформления духов, другой парфюмерной продукции. Посетить выставку будет полезно также студентам высших учебных заведений и колледжей, которые получают соответствующие специальности, связанные с технологиями и оформлением упаковочного производства. Прийти на выставку смогут также все заинтересованные посетители.

Эта коллекция будет демонстрироваться Музеем упаковки в рамках программы передвижных выставок. Показываться она будет на разных выставочных площадках Москвы и регионов Росси.

Одним из интересных экспонатов станет флакон для одеколона «Северный», который был выпущен фирмой Брокар. Он был сделан в начале XX века российским художником Малевичем. Популярность флакона оказалась настолько большой, что он выпускался на фабрике Новая заря» вплоть до конца восьмидесятых годов.